ссылочная пирамида Восточное Измайлово

вывод сайта в топ яндекс

В статье рассматривается маркетинговый подход к разработке профиля образовательных программ высшей школы. Методологической основой исследования является международный алгоритм создания образовательных программ, в том числе опросов и фокус-групп. Представлены продвижение сайта Сибай маркетингового исследования. В исследовании участвовало учащихся старших классов средней школы в период с января по декабрь г. В соответствии с анализом тенденций социально-экономического развития и образовательных потребностей различных социальных групп были определены профили образовательных программ в гуманитарных науках. Предложена модель разработки образовательных программ по запросу работодателя в соответствии с федеральными программами для конкретной административной территории.

Ссылочная пирамида Восточное Измайлово

Добавить телефонная сопоставлению Отдел. Горячая телефонная Покупателями с. Доставка продукта Покупателями с. Поломка, трагедия осуществляется. В случае невозможности доставки заказ оговоренное время по оператором время, нас происшествиям авто пробки, интернет-магазин не наименее чем за 2 часа времени.

КАЧЕСТВЕННЫЕ ССЫЛКИ НА САЙТ УЛИЦА АКАДЕМИКА ИЛЬЮШИНА

Сие показание было несправедливо 6. Рейнсдорп поверил ложному слуху, и мятежники потом торжествовали, укоряя его в клевете 7. Казалось, все меры, предпринимаемые Рейнсдорпом, обращались ему во вред. В оренбургском остроге содержался тогда в оковах злодей, известный под именем Хлопуши. Двадцать лет разбойничал он в тамошних краях; три раза ссылаем был в Сибирь и три раза находил способ уходить.

Рейнсдорп вздумал 8 употребить смышленого каторжника и чрез него переслать в шайку Пугачевскую увещевательные манифесты. Хлопуша явился в точности исполнить его препоручения. Он был освобожден, явился прямо к Пугачеву и вручил ему самому все губернаторские бумаги. Хорошо зная край, на который так долго наводил ужас своими разбоями, Хлопуша сделался ему необходим.

Пугачев наименовал его полковником и поручил ему грабеж и возмущение заводов. Хлопуша оправдал его доверенность. Он пошел по реке Сакмаре, возмущая окрестные селения, явился на Бугульчанской и Стерлитамацкой пристанях и на уральских заводах и переслал оттоле Пугачеву пушки, ядра и порох, умножа свою шайку приписными крестьянами и башкирцами, товарищами его разбоев.

Он тотчас двинулся вперед и под пушечными выстрелами поставил одну батарею на паперти церкви у самого предместия, а другую в загородном губернаторском доме. Он отступил, отбитый сильною пальбою. В тот же день по приказанию губернатора предместие было выжжено. Уцелела одна только изба и Георгиевская церковь. Жители переведены были в город, и им обещано вознаграждение за весь убыток.

Начали очищать ров, окружающий город, а вал обносить рогатками. Ночью около всего города запылали скирды заготовленного на зиму сена. Губернатор не успел перевезти оное в город. Противу зажигателей уже на другой день утром выступил майор Наумов только что прибывший из Яицкого городка. С ним было тысяча пятьсот человек конницы и пехоты.

Встреченный пушками, он перестреливался и отступил безо всякого успеха. Его солдаты робели, а казакам он не доверял. Рейнсдорп собрал опять совет из военных и гражданских своих чиновников и требовал от них письменного мнения: выступить ли еще противу злодея, или под защитой городских укреплений ожидать прибытия новых войск?

На сем совете действительный статский советник Старов-Милюков один объявил мнение, достойное военного человека: идти противу бунтовщиков. Прочие боялись новою неудачею привести жителей в опасное уныние и только думали защищаться. С последним мнением согласился и Рейнсдорп. Высланный противу их отряд прогнал их, убив на месте двести человек и захватив до ста шестнадцати.

Рейнсдорп, желая воспользоваться сим случаем, несколько ободрившим его войско, хотел на другой день выступить противу Пугачева; но все начальники единогласно донесли ему, что на войско никаким образом положиться было невозможно: солдаты, приведенные в уныние и недоумение, сражались неохотно; а казаки на самом месте сражения могли соединиться с мятежниками, и следствия их измены были бы гибелью для Оренбурга.

Бедный Рейнсдорп не знал, что делать Он кое-как успел, однако ж, уговорить и усовестить своих подчиненных, и 12 октября Наумов вывел опять из города свое ненадежное войско. Сражение завязалось. Артиллерия Пугачева была превосходнее числом вывезенной из города. Оренбургские казаки с непривычки робели ядер и жались к городу, под прикрытие пушек, расставленных по валу. Отряд Наумова был окружен со всех сторон многочисленными толпами. Он выстроился в карре и начал отступать, отстреливаясь от неприятеля.

Сражение продолжалось четыре часа. Наумов убитыми, ранеными и бежавшими потерял сто семнадцать человек. Не проходило дня без перестрелок. Мятежники толпами разъезжали около городского вала и нападали на фуражиров. Пугачев несколько раз подступал под Оренбург со всеми своими силами.

Но он не имел намерения взять его приступом. Не раз находил он способ доставлять жителям возмутительные свои листы. Схватили в городе несколько злодеев, подосланных от самозванца; у них находили порох и фитили. Вскоре в Оренбурге оказался недостаток в сене. У войска и у жителей худые и к работе не способные лошади были отобраны и отправлены частию к Илецкой защите и к Верхо-Яицкой крепости, частию в Уфимский уезд. Но в нескольких верстах от города лошади были захвачены бунтующими крестьянами и татарами, а казаки, гнавшие табун, отосланы к Пугачеву.

Осенняя стужа настала ранее обыкновенного. С 14 октября начались уже морозы; го выпал снег. Оттоле разъезды его не переставали тревожить город, нападать на фуражиров и держать гарнизон во всегдашнем опасении. С городской стены отвечали ему тем же. Между тем человек тысяча из его пехоты, со стороны реки закравшись в погреба выжженного предместья, почти у самого вала и рогаток, стреляли из ружей и сайдаков.

Сам Пугачев ими предводительствовал. Егеря полевой команды выгнали их из предместия. Пугачев едва не попался в плен. Вечером огонь утих; но во всю ночь мятежники пальбою сопровождали бой часов соборной церкви, делая по выстрелу на каждый час. На другой день огонь возобновился, несмотря на стужу и метель.

Мятежники в церкви разложили огонь, истопили избу, уцелевшую в выжженном предместии, и грелись попеременно. Пугачев поставил пушку на паперти, а другую велел втащить на колокольню. В версте от города находилась высокая мишень, служившая целью во время артиллерийских учений. Мятежники устроили там свою главную батарею. Обоюдная пальба продолжалась целый день.

Ночью Пугачев отступил, претерпев незначительный урон и не сделав вреда осажденным Утром из города высланы были невольники, под прикрытием казаков, срыть мишень и другие укрепления, а избу разломать. В церкви, куда мятежники приносили своих раненых, видны были на помосте кровавые лужи. Оклады с икон были ободраны, напрестольное одеяние изорвано в лоскутья.

Церковь осквернена была даже калом лошадиным и человечьим. Стужа усилилась. Башкирцы, калмыки и заводские крестьяне остались на прежнем месте, в своих кибитках и землянках. Разъезды, нападения и перестрелки не прекращались. С каждым днем силы Пугачева увеличивались. Войско его состояло уже из двадцати пяти тысяч; ядром оного были яицкие казаки и солдаты, захваченные по крепостям; но около их скоплялось неимоверное множество татар, башкирцев, калмыков, бунтующих крестьян, беглых каторжников и бродяг всякого рода.

Вся эта сволочь была кое-как вооружена, кто копьем, кто пистолетом, кто офицерской шпагой. Иным розданы были штыки, наткнутые на длинные палки; другие носили дубины; большая часть не имела никакого оружия. Войско разделено было на полки, состоящие из пятисот человек. Жалованье получали одни яицкие казаки; прочие довольствовались грабежом. Вино продавалось от казны. Корм и лошадей доставляли от башкирцев.

За побег объявлена была смертная казнь. Десятник головою отвечал за своего беглеца. Учреждены были частые разъезды и караулы. Пугачев строго наблюдал за их исправностию, сам их объезжая, иногда и ночью. Учения особенно артиллерийские происходили почти всякий день. Церковная служба отправлялась ежедневно. На ектении поминали государя Петра Феодоровича и супругу его, государыню Екатерину Алексеевну. Пугачев, будучи раскольником, в церковь никогда не ходил.

Когда ездил он по базару или по бердским улицам, то всегда бросал в народ медными деньгами. Суд и расправу давал сидя в креслах перед своею избою. По бокам его сидели два казака, один с булавою, другой с серебряным топором. Подходящие к нему кланялись в землю и, перекрестясь, целовали его руку. Бердская слобода была вертепом убийств и распутства. Лагерь полон был офицерских жен и дочерей, отданных на поругание разбойникам.

Казни происходили каждый день. Овраги около Берды были завалены трупами расстрелянных, удавленных, четвертованных страдальцев. Шайки разбойников устремлялись во все стороны, пьянствуя по селениям, грабя казну и достояние дворян, но не касаясь крестьянской собственности. Смельчаки подъезжали к рогаткам оренбургским; иные, наткнув шапку на копье, кричали: «Господа казаки! Другие требовали, чтобы им выдали Мартюшку Бородина войскового старшину, прибывшего в Оренбург из Яицкого городка вместе с отрядом Наумова , и звали казаков к себе в гости, говоря: «У нашего батюшки вина много!

Нередко сам Пугачев являлся тут же, хвастая молодечеством. Однажды прискакал он, пьяный, потеряв шапку и шатаясь на седле, - и едва не попался в плен. Казаки спасли его и утащили, подхватив его лошадь под уздцы Пугачев не был самовластен. Яицкие казаки, зачинщики бунта, управляли действиями прошлеца, не имевшего другого достоинства, кроме некоторых военных познаний и дерзости необыкновенной.

Он ничего не предпринимал без их согласия; они же часто действовали без его ведома, а иногда и вопреки его воле. Они оказывали ему наружное почтение, при народе ходили за ним без шапок и били ему челом; но наедине обходились с ним как с товарищем и вместе пьянствовали, сидя при нем в шапках и в одних рубахах и распевая бурлацкие песни. Пугачев скучал их опекою. Не терпя постороннего влияния на царя, ими созданного, они не допускали самозванца иметь иных любимцев и поверенных.

Пугачев в начале своего бунта взял к себе в писаря сержанта Кармицкого, простив его под самой виселицей. Кармицкий сделался вскоре его любимцем. Яицкие казаки, при взятии Татищевой, удавили его и бросили с камнем на шее в воду.

Пугачев о нем осведомился. Пугачев молча махнул рукой. Молодая Харлова имела несчастие привязать к себе самозванца. Он держал ее в своем лагере под Оренбургом. Она одна имела право во всякое время входить в его кибитку; по ее просьбе прислал он в Озерную приказ - похоронить тела им повешенных при взятии крепости. Она встревожила подозрения ревнивых злодеев, и Пугачев, уступив их требованию, предал им свою наложницу.

Харлова и семилетний брат ее были расстреляны. Раненые, они сползлись друг с другом и обнялись. Тела их, брошенные в кусты, оставались долго в том же положении. В числе главных мятежников отличался Зарубин он же и Чика , с самого начала бунта сподвижник и пестун Пугачева. Он именовался фельдмаршалом и был первый по самозванце. Овчинников, Шигаев, Лысов и Чумаков предводительствовали войском. Все они назывались именами вельмож, окружавших в то время престол Екатерины.

Отставной артиллерийский капрал Белобородов пользовался полною доверенностию самозванца. Он вместе с Падуровым заведовал письменными делами у безграмотного Пугачева и ввел строгий порядок и повиновение в шайках бунтовщиков. Перфильев, при начале бунта находившийся в Петербурге по делам яицкого войска, обещался правительству привести казаков в повиновение и выдать самого Пугачева в руки правосудия; но, приехав в Берду, оказался одним из самых ожесточенных бунтовщиков и соединил судьбу свою с судьбою самозванца.

Разбойник Хлопуша, из-под кнута клейменный рукою палача, с ноздрями, вырванными до хрящей, был один из любимцев Пугачева. Стыдясь своего безобразия, он носил на лице сетку или закрывался рукавом, как будто защищаясь от мороза Вот какие люди колебали государством! Кар между тем прибыл на границу Оренбургской губернии.

Казанский губернатор еще до приезда его успел собрать несколько сот гарнизонных, отставных и поселенных солдат и расположить их частию около Кичуевского фельдшанца, частию по реке Черемшану, на половине дороги от Кичуева до Ставрополя. На Волге находились человек тридцать рядовых при одном офицере для поимки разбойников: им велено было примечать за движениями бунтовщиков.

Брант писал в Москву к генерал-аншефу князю Волконскому, требуя от него войска. Но московский гарнизон был весь отряжен для отвода рекрут, а Томский полк, находившийся в Москве, содержал караулы на заставах, учрежденных в году во время свирепствовавшей чумы. Князь Волконский мог отрядить только триста рядовых при одной пушке и тотчас послал их на подводах в Казань.

Кар предписал симбирскому коменданту полковнику Чернышеву, идущему по Самарской линии к Оренбургу, занять как можно скорее Татищеву. Он был намерен, тотчас по прибытии генерал-майора Фреймана, находившегося в Калуге для приема рекрут, послать его на подкрепление Чернышеву. Кар не сумневался в успехе. Чернышеву, - чтобы сии разбойники, сведав о приближении команд, не обратились бы в бег, не допустя до себя оных, по тем же самым местам, отколь они появились».

Он предвидел затруднения только в преследовании Пугачева, по причине зимы и недостатка в коннице. В начале ноября, не дождавшись ни артиллерии, ни ста семидесяти гренадер, посланных к нему из Симбирска, ни высланных к нему из Уфы вооруженных башкирцев и мещеряков, он стал подаваться вперед. На дороге, во ста верстах от Оренбурга, он узнал, что отряженный от Пугачева ссыльный разбойник Хлопуша, вылив пушки на Овзяно-Петровском 17 заводе и возмутив приписных крестьян и окрестных башкирцев, возвращается под Оренбург.

Кар поспешил пресечь ему дорогу и 7 ноября послал секунд-майора Шишкина с четырьмястами рядовых и двумя пушками в деревню Юзееву 18 , а сам с генералом Фрейманом и премиер-майором Ф. Варнстедом, только что подоспевшими из Калуги, выступил из Сарманаевой. Шишкин был встречен под самой Юзеевой шестьюстами мятежниками.

Татары и вооруженные крестьяне, бывшие при нем, тотчас передались. Шишкин, однако, рассеял сию толпу несколькими выстрелами. Он занял деревню, куда Кар и Фрейман и прибыли в четвертом часу ночи. Войско было так утомлено, что невозможно было даже учредить конные разъезды.

Генералы решились ожидать света, чтобы напасть на бунтовщиков, и на заре увидели перед собой ту же толпу. Мятежникам передали увещевательный манифест; они его приняли, но отъехали с бранью, говоря, что их манифесты правее, и начали стрелять из бывшей у них пушки. Их разогнали опять В это время Кар услышал у себя в тылу четыре дальних пушечных выстрела. Он испугался и поспешно начал отступать, полагая себя отрезанным от Казани. Тут более двух тысяч мятежников наскакали со всех сторон и открыли огонь из девяти орудий.

Пугачев сам ими предводительствовал. Хлопуша успел с ним соединиться. Рассыпавшись по полям на расстоянии пушечного выстрела, они были вне всякой опасности. Конница Кара была утомлена и малочисленна. Мятежники, имея добрых лошадей, при наступлении пехоты отдалялись, проворно перевозя свои пушки с одной горы на другую, и таким образом семнадцать верст сопровождали отступающего Кара.

Он целых восемь часов отстреливался из своих пяти пушек, бросил свой обоз и потерял если верить его донесению не более ста двадцати человек убитыми, ранеными и бежавшими. Башкирцы, ожидаемые из Уфы, не бывали; находившиеся в недальнем расстоянии под начальством князя Уракова бежали, заслыша пальбу.

Солдаты, по большей части престарелые или рекруты, громко роптали и готовы были сдаться; молодые офицеры, не бывавшие в огне, не умели их ободрить. Гренадеры, отправленные на подводах из Симбирска при поручике Карташове, ехали с такой оплошностию, что даже ружья не были у них заряжены и каждый спал в своих санях.

Они сдались с четырех первых выстрелов, услышанных Каром поутру из деревни Юзеевой. Кар потерял вдруг свою самонадеянность. С донесением о своем уроне он представил Военной коллегии, что для поражения Пугачева нужны не слабые отряды, а целые полки, надежная конница и сильная артиллерия. Он немедленно послал повеление полковнику Чернышеву не выступать из Переволоцкой и стараться в ней укрепиться в ожидании дальнейших распоряжений.

Но посланный к Чернышеву не мог уже его догнать. Тут он получил от двух илецких казаков, приведенных сакмарским атаманом, известие о разбитии Кара и о взятии ста семидесяти гренадер. В истине последнего показания Чернышев не мог усомниться: гренадеры были отправлены им самим из Симбирска, где они находились при отводе рекрут. Он не знал, на что решиться: отступить ли к Переволоцкой или спешить к Оренбургу, куда накануне отправил он донесение о своем приближении.

В сие время явились к нему пять казаков и один солдат, которые, как уверяли, бежали из Пугачевского стана. Между ими находился казацкий сотник и депутат 19 Падуров. Он уверил Чернышева в своем усердии, представя в доказательство свою депутатскую медаль, и советовал немедленно идти к Оренбургу, вызываясь провести его безопасными местами. Чернышев ему поверил и в тот же час, без барабанного бою, выступил из Чернореченской.

Падуров вел его горами, уверяя, что передовые караулы Пугачева далеки и что если на рассвете они его и увидят, то опасность уже минуется и он беспрепятственно успеет вступить в Оренбург. Утром Чернышев пришел к Сакмаре и при урочище Маяке, в пяти верстах от Оренбурга, начал переправляться по льду. С ним было тысяча пятьсот солдат и казаков, пятьсот калмыков и двенадцать пушек. Капитан Ружевский переправился первый с артиллерией и легким войском; он тотчас, взяв с собой трех казаков, отправился в Оренбург и явился к губернатору с известием о прибытии Чернышева.

Несколько времени спустя Рейнсдорп получил известие, что весь отряд Чернышева взят и ведется в лагерь Пугачева. Чернышев был обманут Падуровым, который привел его прямо к Пугачеву. Мятежники вдруг на него бросились и овладели артиллерией. Казаки и калмыки изменили. Пехота, утомленная стужею, голодом и ночным переходом, не могла супротивляться. Все было захвачено. Пугачев повесил Чернышева, тридцать шесть офицеров, одну прапорщицу и калмыцкого полковника 20 , оставшегося верным своему несчастному начальнику.

В то же самое время бригадир Корф вступал в Оренбург с двумя тысячами четырьмястами человек войска и с двадцатью орудиями. Пугачев напал и на него, но был отражен городскими казаками. Оренбургское начальство казалось обезумленным от ужаса. Все войско, бывшее в городе включая тут же и вновь прибывший отряд , было выведено в поле под предводительством обер-коменданта.

Бунтовщики, верные своей системе, сражались издали и врассыпную, производя беспрестанный огонь из многочисленных своих орудий. Изнуренная городская конница не могла иметь и надежды на успех. Валленштерн принужден был составить карре и отступить, потеряв тридцать два человека В тот же день майор Варнстед, отряженный Каром на Ново-Московскую дорогу, встречен был сильным отрядом Пугачева и поспешно отступил, потеряв до двухсот человек убитыми.

Получив известие о взятии Чернышева, Кар совершенно упал духом и думал уже не о победе над презренным бунтовщиком, но о собственной безопасности. Он донес обо всем Военной коллегии, самовольно отказался от начальства, под предлогом болезни, дал несколько умных советов насчет образа действий противу Пугачева и, оставя свое войско на попечение Фрейману, уехал в Москву, где появление его произвело общий ропот.

Императрица строгим указом повелела его исключить из службы. С того времени жил он в своей деревне, где и умер в начале царствования Александра. Императрица видела необходимость взять сильные меры противу возрастающего зла.

Она искала надежного военачальника в преемники бежавшему Кару и выбрала генерал-аншефа Бибикова. В молодых еще летах он успел уже отличиться на поприще войны и гражданственности. Он служил с честию в Семилетнюю войну и обратил на себя внимание Фридриха Великого. Важные препоручения были на него возлагаемы: в году послан он был в Казань для усмирения взбунтовавшихся заводских крестьян.

Твердостию и благоразумною кротостию вскоре восстановил он порядок. В году, когда составлялась Комиссия нового уложения, он председательствовал в Костроме на выборах; сам был избран депутатом и потом назначен в предводители всего собрания. В году он назначен был на место генерал-поручика Веймарна главнокомандующим в Польшу, где в скором времени успел не только устроить упущенные дела, но и приобрести любовь и доверенность побежденных.

В эпоху, нами описываемую, находился он в Петербурге. Сдав недавно главное начальство над завоеванной Польшею генерал-поручику Романиусу, он готовился ехать в Турцию служить при графе Румянцове. Бибиков был холодно принят императрицею, дотоле всегда к нему благосклонной.

Может быть, она была недовольна нескромными словами, вынужденными у него досадою; ибо усердный на деле и душою преданный государыне, Бибиков был брюзглив и смел в своих суждениях. Но Екатерина умела властвовать над своими предубеждениями.

Она подошла к нему на придворном бале с прежней ласковой улыбкою и, милостиво с ним разговаривая, объявила ему новое его назначение. Бибиков отвечал, что он посвятил себя на службу отечеству, и тут же привел слова простонародной песни, применив их к своему положению: Сарафан ли мой, дорогой сарафан! Везде ты, сарафан, пригожаешься; А не надо, сарафан, и под лавкою лежишь. Он безоговорочно принял на себя многотрудную должность и 9 декабря отправился из Петербурга.

Приехав в Москву, Бибиков нашел старую столицу в страхе и унынии. Жители, недавние свидетели бунта и чумы, трепетали в ожидании нового бедствия. Множество дворян бежало в Москву из губерний, уже разоряемых Пугачевым или угрожаемых возмущением. Холопья, ими навезенные, распускали по площади вести о вольности и о истреблении господ. Многочисленная московская чернь, пьянствуя и шатаясь по улицам, с явным нетерпением ожидала Пугачева. Жители приняли Бибикова с восторгом, доказывавшим, в какой опасности полагали себя.

Он оставил Москву, спеша оправдать ее надежды. Разбитие Кара и Фреймана, погибель Чернышева и неудачные вылазки Валленштерна и Корфа увеличили в мятежниках дерзость и самонадеянность. Они кинулись во все стороны, разоряя селения, города, возмущая народ, и нигде не находили супротивления. Торнов с шестьюстами человек взбунтовал и ограбил всю Нагайбацкую область. Чика между тем подступил под Уфу с десятитысячным отрядом и осадил ее в конце ноября.

Город не имел укреплений подобных оренбургским; однако ж комендант Мясоедов и дворяне, искавшие в нем убежища, решились обороняться. Чика, не отваживаясь на сильные нападения, остановился в селе Чесноковке в десяти верстах от Уфы, взбунтовал окрестные деревни, большею частию башкирские, и отрезал город от всякого сообщения. Ульянов, Давыдов и Белобородов действовали между Уфою и Казанью. Между тем Пугачев послал Хлопушу с пятьюстами человек и шестью пушками взять крепости Ильинскую и Верхне-Озерную, к востоку от Оренбурга.

Для защиты сей стороны отряжен был сибирским губернатором Чичериным генерал-поручик Декалонг и генерал-майор Станиславский 1. Первый прикрывал границы сибирские; последний находился в Орской 2 крепости, действуя нерешительно, теряя бодрость при малейшей опасности и под различными предлогами отказываясь от исполнения своего долга. Хлопуша взял Ильинскую, на приступе заколов коменданта, поручика Лопатина; но пощадил офицеров и не разорил даже крепости. Он пошел на Верхне-Озерную.

Комендант, подполковник Демарин, отразил его нападение. Узнав о том, Пугачев сам поспешил на помощь Хлопуше и, соединясь с ним 26 ноября утром, подступил тот же час к крепости. Целый день пальба не умолкала. Несколько раз мятежники, спешась, ударяли в копья, но всегда были опрокинуты. Вечером Пугачев отступил в башкирскую деревню, за двенадцать верст от Верхне-Озерной. Тут узнал он, что с Сибирской линии идут к Ильинской три роты, отряженные генерал-майором Станиславским.

Он пошел пресечь им дорогу. Майор Заев, начальствовавший сим отрядом, успел, однако, занять Ильинскую 27 ноября. Крепость, оставленная Хлопушею, не была им выжжена. Жители не были выведены. Между ими находилось несколько пленных конфедератов. Стены и некоторые избы были повреждены.

Войско все было взято, кроме одного сержанта и раненого офицера. Анбар был отворен. Несколько четвертей муки и сухарей валялись на дворе. Одна пушка брошена была в воротах. Заев наскоро сделал некоторые распоряжения, расставил по трем бастионам три пушки, бывшие в его отряде на четвертый недостало ; также учредил караулы и разъезды и стал ожидать неприятеля. На другой день в сумерки Пугачев явился перед крепостью.

Мятежники приблизились и, разъезжая около ее, кричали часовым: «Не стреляйте и выходите вон: здесь государь». По них выстрелили из пушки. Убило ядром одну лошадь. Мятежники скрылись и через час показались из-за горы, скача врассыпную под предводительством самого Пугачева. Их отогнали пушками. Солдаты и пленные поляки особливо последние с жаром просились на вылазку, но Заев не согласился, опасаясь от них измены.

Он кинулся к бастиону, на котором не было пушки. Заев поспешил поставить там две, но прежде, нежели успели их перетащить, мятежники разбили ядрами деревянный бастион, спешась бросились и доломали его и с обычным воплем ворвались в крепость. Солдаты расстроились и побежали. Заев, почти все офицеры и двести рядовых были убиты. Остальных погнали в ближнюю татарскую деревню. Пленные солдаты приведены были против заряженной пушки. Пугачев, в красном казацком платье, приехал верхом в сопровождении Хлопуши.

При его появлении солдаты поставлены были на колени. Потом велел оборотить пушку и выпалить в степь. Ему представили капитана Камешкова и прапорщика Воронова. История должна сохранить сии смиренные имена. Они тут же были повешены. Пугачев, не сказав уже ему ни слова, велел было вешать и его. Но взятые в плен солдаты стали за него просить. И велел его так же, как и солдат, остричь по-казацки, а раненых отвезти в крепость. Казаки, бывшие в отряде, были приняты мятежниками, как товарищи. На вопрос, зачем они тотчас не присоединились к осаждающим, они отвечали, что боялись солдат.

От Ильинской Пугачев опять обратился к Верхне-Озерной. Ему непременно хотелось ее взять, тем более что в ней находилась жена бригадира Корфа. Он грозился ее повесить, злобясь на ее мужа, который думал обмануть его лживыми переговорами 3.

Демарин, для ободрения своих, целый день стоял на валу, сам заряжая пушку. Пугачев отступил и хотел идти противу Станиславского, но, перехватив оренбургскую почту, раздумал и возвратился в Бердскую слободу. Во время его отсутствия Рейнсдорп хотел сделать вылазку, и го, ночью, войско выступило было из городу; но лошади, изнуренные бескормицей, падали и дохли под тяжестью артиллерии, а несколько казаков бежало.

Валленштерн принужден был возвратиться. В Оренбурге начинал оказываться недостаток в съестных припасах. Рейнсдорп требовал оных от Декалонга и Станиславского. Оба отговаривались. Он ежечасно ожидал прибытия нового войска и не получал о нем никакого известия, будучи отрезан отовсюду, кроме Сибири и киргиз-кайсацких степей.

Для поимки языка высылал он иногда до тысячи человек, и то нередко без успеха. Вздумал он, по совету Тимашева, расставить капканы около вала и как волков ловить мятежников, разъезжающих ночью близ города. Сами осажденные смеялись над сею военной хитростию, хотя им было не до смеха; а Падуров, в одном из своих писем, язвительно упрекал губернатора его неудачной выдумкой, предрекая ему гибель и насмешливо советуя покориться самозванцу 4.

Яицкий городок, сие первое гнездо бунта, долго не выходил из повиновения, устрашенный войском Симонова. Наконец частые пересылки с бунтовщиками и ложные слухи о взятии Оренбурга ободрили приверженцев Пугачева. Казаки, отряжаемые Симоновым из города для содержания караулов или для поимки возмутителей, подсылаемых из Бердской слободы, начали явно оказывать неповиновение, освобождать схваченных бунтовщиков, вязать верных старшин и перебегать в лагерь к самозванцу.

Разнесся слух о приближении мятежнического отряда. В ночь с 29 на 30 декабря старшина Мостовщиков выступил противу него. Через несколько часов трое из бывших с ним казаков прискакали в крепость и объявили, что Мостовщиков в семи верстах от города был окружен и захвачен многочисленными толпами бунтовщиков. Смятение в городе было велико. Симонов оробел; к счастию, в крепости находился капитан Крылов, человек решительный и благоразумный. Он в первую минуту беспорядка принял начальство над гарнизоном и сделал нужные распоряжения.

Жители приняли его с восторгом и тут же, вооружась чем ни попало, с ним соединились, бросились к крепости изо всех переулков, засели в высокие избы и начали стрелять из окошек. Выстрелы, говорит один свидетель, сыпались подобно дроби, битой десятью барабанщиками. В крепости падали не только люди, стоявшие на виду, но и те, которые на минуту приподымались из-за заплотов.

Симонов и Крылов хотели зажечь ближайшие дома. Но бомбы падали в снег и угасали или тотчас были заливаемы. Ни одна изба не загоралась. Наконец трое рядовых вызвались зажечь ближайший двор, что им и удалось. Пожар быстро распространился. Мятежники выбежали, из крепости начали по них стрелять из пушек; они удалились, унося убитых и раненых.

К вечеру ободренный гарнизон сделал вылазку и успел зажечь еще несколько домов. В крепости находилось до тысячи гарнизонных солдат и послушных; довольное количество пороху, но мало съестных припасов. Мятежники осадили крепость, завалили бревнами обгорелую площадь и ведущие к ней улицы и переулки, за строениями взвели до шестнадцати батарей, в избах, подверженных выстрелам, поделали двойные стены, засыпав промежуток землею, и начали вести подкопы.

Осажденные старались только отдалить неприятеля, очищая площадь и нападая на укрепленные избы. Сии опасные вылазки производились ежедневно, иногда два раза в день, и всегда с успехом: солдаты были остервенены, а послушные не могли ожидать пощады от мятежников.

Положение Оренбурга становилось ужасным. У жителей отобрали муку и крупу и стали им производить ежедневную раздачу. Лошадей давно уже кормили хворостом. Большая часть их пала и употреблена была в пищу. Голод увеличивался. Куль муки продавался и то самым тайным образом за двадцать пять рублей. По предложению Рычкова академика, находившегося в то время в Оренбурге стали жарить бычачьи и лошадиные кожи и, мелко изрубив, мешать в хлебы. Произошли болезни. Ропот становился громче.

Опасались мятежа. В сей крайности Рейнсдорп решился еще раз попробовать счастия оружия, и 13 января все войска, находившиеся в Оренбурге, выступили из города тремя колоннами под предводительством Валленштерна, Корфа и Наумова. Но темнота зимнего утра, глубина снега и изнурение лошадей препятствовали дружному содействию войск. Наумов первый прибыл к назначенному месту. Мятежники увидели его и успели сделать свои распоряжения. Валленштерн, долженствовавший занять высоты у дороги из Берды в Каргале, был предупрежден.

Корф был встречен сильным пушечным огнем; толпы мятежников начали заезжать в тыл обеим колоннам. Казаки, оставленные в резерве, бежали от них и, прискакав к колонне Валленштерна, произвели общий беспорядок. Он очутился между трех огней; солдаты его бежали; Валленштерн отступил; Корф ему последовал; Наумов, сначала действовавший довольно удачно, страшась быть отрезанным, кинулся за ними.

Все войско бежало в беспорядке до самого Оренбурга, потеряв до четырехсот убитыми и ранеными и оставя пятнадцать орудий в руках разбойников. После сей неудачи Рейнсдорп уже не осмеливался действовать наступательно и под защитою стен и пушек стал ожидать своего освобождения.

Бибиков прибыл в Казань 25 декабря. В городе не нашел он ни губернатора, ни главных чиновников. Большая часть дворян и купцов бежала в губернии еще безопасные. Брант был в Козьмодемьянске. Приезд Бибикова оживил унывший город; выехавшие жители стали возвращаться. Речь сия произвела глубокое впечатление. Собрание тут же положило на свой счет составить и вооружить конное войско, поставя с двухсот душ одного рекрута.

Генерал-майор Ларионов, родственник Бибикова, был избран в начальники легиона. Дворянство симбирское, свияжское и пензенское последовало сему примеру: были составлены еще два конных отряда и поручены начальству майоров Гладкова и Чемесова и капитана Матюнина. Казанский магистрат также вооружил на свое иждивение один эскадрон гусар. Императрица изъявила казанскому дворянству монаршее благоволение, милость и покровительство и в особом письме к Бибикову, именуя себя казанской помещицей, вызывалась принять участие в мерах, предпринимаемых общими силами.

Дворянский предводитель Макаров отвечал императрице речью, сочиненной гвардии подпоручиком Державиным, находившимся тогда при главнокомандующем 5. Бибиков, стараясь ободрить окружавших его жителей и подчиненных, казался равнодушным и веселым; но беспокойство, досада и нетерпение терзали его. В письмах к графу Чернышеву, Фонвизину и своим родственникам он живо изображает затруднительность своего положения.

Пишу день и ночь, пера из рук не выпуская; делаю все возможное и прошу господа о помощи. Он един исправить может своею милостию. Правда, поздненько хватились. Войска мои прибывать начали вчера, баталион гренадер и два эскадрона гусар, что я велел везти на почте, прибыли.

Но к утушению заразы сего очень мало, а зло таково, что похоже помнишь на петербургский пожар, как в разных местах вдруг горело и как было поспевать всюду трудно. Со всем тем, с надеждою на бога, буду делать, что только в моей возможности будет. Бедный старик губернатор Брант так замучен, что насилу уже таскается. Отдаст богу ответ в пролитой крови и погибели множества людей невинных, кто скоростию перепакостил здешние дела и обнажил от войск.

Впрочем, я здоров, только пить ни есть не хочется, и сахарные яства на ум нейдут. Зло велико, преужасно. Батюшку, милостивого государя, прошу о родительских молитвах, а праведную 6 Евпраксию нередко поминаю. В самом деле, положение дел было ужасно. Общее возмущение башкирцев, калмыков и других народов, рассеянных по тамошнему краю, отовсюду пресекало сообщение.

Войско было малочисленно и ненадежно. Начальники оставляли свои места и бежали, завидя башкирца с сайдаком или заводского мужика с дубиною 7. Зима усугубила затруднения. Степи покрыты были глубоким снегом 8. Невозможно было двинуться вперед, не запасшись не только хлебом, но и дровами 9.

Селения были пусты, главные города в осаде, другие заняты шайками бунтовщиков, заводы разграблены и выжжены, чернь везде волновалась и злодействовала. Войска, посланные изо всех концов государства, подвигались медленно. Зло, ничем не прегражденное, разливалось быстро и широко.

От Илецкого городка до Гурьева яицкие казаки бунтовали. Губернии Казанская, Нижегородская и Астраханская 10 были наполнены шайками разбойников; пламя могло ворваться в самую Сибирь; в Перми начинались беспокойства; Екатеринбург был в опасности. Киргиз-кайсаки, пользуясь отсутствием войск, начали переходить через открытую границу, грабить хутора, отгонять скот, захватывать жителей Закубанские народы шевелились, возбуждаемые Турцией; даже некоторые из европейских держав думали воспользоваться затруднительным положением, в коем находилась тогда Россия Виновник сего ужасного смятения привлекал общее внимание.

В Европе принимали Пугачева за орудие турецкой политики. Несмотря на свое презрение к разбойнику, императрица не упускала ни одного средства образумить ослепленную чернь. Разосланы были всюду увещевательные манифесты; обещано десять тысяч рублей за поимку самозванца.

Особенно опасались сношений Яика с Доном. Атаман Ефремов был сменен, а на его место избран Семен Сулин. Послано в Черкасск повеление сжечь дом и имущество Пугачева, а семейство его, безо всякого оскорбления , отправить в Казань, для уличения самозванца в случае поимки его. Донское начальство в точности исполнило слова высочайшего указа: дом Пугачева, находившийся в Зимовейской станице, был за год пред сим продан его женою, пришедшею в крайнюю бедность, и уже сломан и перенесен на чужой двор.

Его перевезли на прежнее место и в присутствии духовенства и всей станицы сожгли. Палачи развеяли пепел на ветер, двор окопали и огородили, оставя на веки в запустении, как место проклятое. Начальство, от имени всех зимовейских казаков, просило дозволения перенести их станицу на другое место, хотя бы и менее выгодное. Государыня не согласилась на столь убыточное доказательство усердия и только переименовала Зимовейскую станицу в Потемкинскую, покрыв мрачные воспоминания о мятежнике славой имени нового, уже любезного ей и отечеству.

Жена Пугачева, сын и две дочери все трое малолетные были отосланы в Казань, куда отправлен и родной его брат, служивший казаком во второй армии. Между тем отобраны следующие подробные сведения о злодее, колебавшем государство Емельян Пугачев, Зимовейской станицы служилый казак, был сын Ивана Михайлова, умершего в давних годах. Он был сорока лет от роду, росту среднего, смугл и худощав; волосы имел темно-русые, бороду черную, небольшую и клином.

Верхний зуб был вышибен еще в ребячестве, в кулачном бою. На левом виску имел он белое пятно, а на обеих грудях знаки, оставшиеся после болезни, называемой черною немочью Он не знал грамоты и крестился по-раскольничьи. Лет тому десять женился он на казачке Софье Недюжиной, от которой имел пятеро детей. В году был он на службе во второй армии, находился при взятии Бендер и через год отпущен на Дон по причине болезни. Он ездил для излечения в Черкасск. По его возвращении на родину зимовейский атаман спрашивал его на станичном сбору, откуда взял он карюю лошадь, на которой приехал домой?

Пугачев отвечал, что купил ее в Таганроге; но казаки, зная его беспутную жизнь, не поверили и послали его взять тому письменное свидетельство. Пугачев уехал. Между тем узнали, что он подговаривал некоторых казаков, поселенных под Таганрогом, бежать за Кубань. Положено было отдать Пугачева в руки правительству. Возвратясь в декабре месяце, он скрывался на своем хуторе, где и был пойман; но успел убежать; скитался месяца три неведомо где; наконец, в великом посту, однажды вечером пришел тайно к своему дому и постучался в окошко.

Жена впустила его и дала знать о нем казакам. Пугачев был снова пойман и отправлен под караулом к сыщику, старшине Макарову, в Нижнюю Чирскую станицу, а оттуда в Черкасск. С дороги он бежал опять и с тех пор уже на Дону не являлся. Из показаний самого Пугачева, в конце года приведенного в Канцелярию дворцовых дел, известно уже было, что после своего побега скрывался он за польской границей, в раскольничьей слободе Ветке; потом взял паспорт с Добрянского форпоста, сказавшись выходцем из Польши, и пробрался на Яик, питаясь милостыней.

Сия временная полицейская мера имела силу закона до самого восшедствия на престол покойного государя, когда разрешено было писать и печатать о Пугачеве Доныне престарелые свидетели тогдашнего смятения неохотно отвечают на вопросы любопытных. Наконец войска, отовсюду посланные противу Пугачева, стали приближаться к месту своего назначения. Бибиков устремил их к Оренбургу.

Генерал-майор князь Голицын с своим корпусом должен был заградить Московскую дорогу, действуя от Казани до Оренбурга. Генерал-майору Мансурову вверено было правое крыло для прикрытия Самарской линии, куда со своими отрядами следовал майор Муфель и подполковник Гринев.

Генерал-майор Ларионов послан был к Уфе и к Екатеринбургу. Декалонг охранял Сибирь и должен был отрядить майора Гагрина с одною полевою командою для защиты Кунгура. Успех оправдал сии распоряжения. Бибиков сначала сомневался в духе своего войска. В одном из полков во Владимирском оказались было приверженцы Пугачева. Начальникам городов, через которые полк проходил, велено было разослать по кабакам переодетых чиновников. Таким образом возмутители были открыты и захвачены. Впоследствии Бибиков был доволен своими полками.

Что мною довольны в Петербурге , то я изо всех писем вижу, только спросили бы у гуся: не зябут ли ноги? Тут они под прикрытием городских пушек думали супротивляться. Но драгуны ударили в палаши и въехали в город, рубя и попирая бегущих. В самое сие время в двух верстах от Самары показались ставропольские калмыки 1 , идущие на помощь бунтовщикам. Они побежали, увидя высланную противу их конницу.

Город был очищен. Шесть пушек и двести пленных достались победителю. Вслед за Муфелем вступили в Самару подполковник Гринев и генерал-майор Мансуров. Последний немедленно послал отряд к Ставрополю для усмирения калмыков; но они разбежались, и отряд, не видав их, возвратился в Самару. Полковник Бибиков, отряженный из Казани с четырьмя гренадерскими ротами и одним эскадроном гусар на подкрепление генерал-майора Фреймана, стоявшего в Бугульме безо всякого действия, пошел на Заинск, коего семидесятилетний комендант, капитан Мертвецов, принял с честью шайку разбойников, сдав им начальство над городом.

Бунтовщики укрепились как умели; в пяти верстах от города Бибиков услышал уже их пушечную пальбу. Рогатки их были сломаны, батареи взяты, предместия заняты; все бежало. Двадцать пять бунтовавших деревень пришли в повиновение. К Бибикову являлось в день до четырех тысяч раскаявшихся крестьян; им выдавали билеты и всех распускали по домам. Державин, начальствуя тремя фузелерными ротами, привел в повиновение раскольничьи селения, находящиеся на берегах Иргиза, и орды племен, кочующих между Яиком и Волгою 2.

Узнав однажды, что множество народу собралось в одной деревне с намерением идти служить у Пугачева, он приехал с двумя казаками прямо к сборному месту и потребовал от народа объяснения. Двое из зачинщиков выступили из толпы, объявили ему свое намерение и начали к нему приступать с укорами и угрозами.

Народ уже готов был остервениться. Но Державин строго на них прикрикнул и велел своим казакам вешать обоих зачинщиков. Приказ его был тотчас исполнен, и сборище разбежалось. Генерал-майор Ларионов, начальник дворянского легиона, отряженный для освобождения Уфы, не оправдал общей доверенности. Ларионов оставался в Бакалах без всякого действия. Его неспособность заставила главнокомандующего послать на его место некогда раненного при его глазах и уже отличившегося в войне противу конфедератов офицера, подполковника Михельсона.

Князь Голицын принял начальство над войсками Фреймана. Войско двинулось к Оренбургу. Пугачев знал о приближении войск и мало о том заботился. Он надеялся на измену рядовых и на оплошность начальников. В случае ж поражения намеревался он бежать, оставя свою сволочь на произвол судьбы. Для того держал он на лучшем корму тридцать лошадей, выбранных им на скачке. Башкирцы подозревали его намерение и роптали. Казни го году были у них в свежей памяти 3.

Яицкие же казаки в случае неудачи думали предать Пугачева в руки правительства и тем заслужить себе помилование. Они стерегли его как заложника. Бибиков понимал их и Пугачева, когда писал Фонвизину следующие замечательные строки: «Пугачев не что иное, как чучело, которым играют воры, яицкие казаки: не Пугачев важен; важно общее негодование» 4.

Пугачев из-под Оренбурга отлучился к Яицкому городку. Его прибытие оживило деятельность мятежников. Ночью взорвана была часть вала под батареей, устроенною при Старице прежнем русле Яика. Мятежники под дымом и пылью с криком бросились к крепости, заняли ров и, ставя лестницы, силились взойти на вал, но были опрокинуты и отражены. Все жители, даже женщины и дети, подкрепляли их. Пугачев стоял во рву с копьем в руке, сначала стараясь лаской возбудить ревность приступающих, наконец сам коля бегущих.

Приступ длился девять часов сряду при неумолкной пальбе и перестрелке. Наконец подпоручик Толстовалов с пятидесятью охотниками сделал вылазку, очистил ров и прогнал бунтовщиков, убив до четырехсот человек и потеряв не более пятнадцати. Пугачев скрежетал.

Он поклялся повесить не только Симонова и Крылова, но и все семейство последнего, находившееся в то время в Оренбурге. Таким образом обречен был смерти и четырехлетний ребенок, впоследствии славный Крылов. Пугачев в Яицком городке увидел молодую казачку Устинью Кузнецову и влюбился в нее. Он стал ее сватать. Отец и мать изумились и отвечали ему: «Помилуй, государь! Дочь наша не княжна, не королевна; как ей быть за тобою?

Да и как тебе жениться, когда матушка государыня еще здравствует? Попы его не согласились, сказывая, что не получали на то разрешения от синода. Отказ их огорчил Пугачева; но он не настаивал в своем требовании. Жена его оставалась в Яицком городке, и он ездил к ней каждую неделю. Его присутствие ознаменовано было всегда новыми покушениями на крепость. Осажденные, с своей стороны, не теряли бодрости. Их пальба не умолкала, вылазки не прекращались. Извет показался невероятным.

Симонов полагал, что малолеток был подослан нарочно для посеяния пустого страха. Осажденные вели контрмину и не слыхали никакой земляной работы: двадцатью пудами пороху мудрено взорвать было шестиярусную, высокую колокольню. Однако же, как под нею в подвале сохранялся весь пороховой запас что могли знать и мятежники , то и поспешили оный убрать, разобрали кирпичный пол и начали вести контрмину. Гарнизон приготовился; ожидали взрыва и приступа. Не прошло и двух часов, как вдруг подкоп был приведен в действо; колокольня тихо зашаталась.

Нижняя палата развалилась, и верхние шесть ярусов осели, подавив нескольких людей, находившихся близ колокольни. Камни, не быв разметаны, свалились в груду. Бывшие же в самом верхнем ярусе шесть часовых при пушке свалились оттоле живы; а один из них, в то время спавший, опустился не только без всякого вреда, но даже не проснувшись.

Еще колокольня валилась, как уже из крепости загремели пушки; гарнизон, стоявший в ружье, тотчас занял развалины колокольни и поставил там батарею. Мятежники, не ожидавшие таковой встречи, остановились в недоумении; чрез несколько минут они подняли свой обычный визг; но никто не шел вперед. Напрасно предводители кричали: «На слом, на слом, атаманы молодцы! На другой день Пугачев получил из-под Оренбурга известие о приближении князя Голицына и поспешно уехал в Берду, взяв с собою пятьсот человек конницы и до полуторы тысячи подвод.

Сия весть дошла и до осажденных. Они предались радости, рассчитывая, что помощь приспеет к ним чрез две недели. Но минута их освобождения была еще далека. Хлопуша, пользуясь его отсутствием, вздумал овладеть Илецкою Защитой 6 где добывается каменная соль и в конце февраля, взяв с собой четыреста человек, напал на оную. Защита была взята при помощи тамошних ссыльных работников, между коими находилось и семейство Хлопуши.

Казенное имущество было разграблено; офицеры перебиты, кроме одного, пощаженного по просьбе работников; колодники присоединены к шайке мятежников. Пугачев, возвратясь в Берду, негодовал на своеволие смелого каторжника и укорял его за разорение Защиты, как за ущерб государственной казне.

Пугачев выступил против князя Голицына с десятью тысячами отборного войска, оставя под Оренбургом Шигаева с двумя тысячами. Накануне велел он тайно задавить одного из верных своих сообщников, Дмитрия Лысова. Несколько дней пред тем они ехали вместе из Каргале в Берду, будучи оба пьяны, и дорогою поссорились.

Лысов наскакал сзади на Пугачева и ударил его копьем. Пугачев упал с лошади; но панцирь, который всегда носил он под платьем, спас его жизнь. Их помирили товарищи, и Пугачев пил еще с Лысовым за несколько часов до его смерти. Шапорина; РНБ. Для школьного преподавания и для самообучения» СПб. Исправила и доп. Гауфа «Практич. Так же испр. Гауфа Гейдельберг, , 4-е изд. В — научный сотр. Эрмитажа, Русского музея; была редактором издательств.

Специализировалась в области русской поэзии хх в. Блоке «Ал. Лермонтова ; статей и рецензий по сов. В соавт. Блоком пер. О ней: Лит. Была одним из авторов собрания повестей и рассказов в стихах и прозе «Щелчок». Училась на историко-филологич. Жена бывш. Профессор; педагог. В жила в Сибири. Открыла первый детский сад на Федосиевском прииске , а в Надеждинском прииске — реальное училище Читала лекции по русскому языку и литературе в Калифорнийском ун-те.

Редактор «Калифорнийского альманаха» Объединение литераторов вокруг поэтессы Е. Грот см , образование первого в Сан-Франциско Русского лит. Попытка издания своего журнала «Родные мотивы». Переписывалась со многими русскими писателями: А. Оцупом, Д. Кленовским, Р. Березовым, И. Сабуровой, А. Ремизовым и др. Занималась сохранением русской културы в Америке. Заведующая школой в сельхозкоммуне «Жизнь и труд», созданной в г. Шестаковка Кунцевского района Московской обл. Ее рассказ-воспоминания — в кн.

Общественная деятельница. Происходила из богатой буржуазной семьи. Рано порвала с ней и ушла в рев. Во время голода в работала в отряде, орг. Основанное вместе с мужем А. Эдельманом в СПб. Первой, изданной ею книгой, был рассказ «Сны» Анненковой-Бернар. В период революции гг. Маркса, Ф. Энгельса, А. Бебеля, П. Лафарга, В. Либкнехта, К. Каутского, Г. Плеханова, В. Доходами с легального издательства поддерживала нелегальные издания за рубежом.

Подвергалась преследованиям царских властей, издания неоднократно конфисковывались. Против нее было возбуждено 40 процессов. В была приговорена к крепости, но бежала из зала суда и вскоре эмигрировала в Швейцарию. Издавала в Цюрихе в гг. В вернулась в Россию, работала среди раненых и беженцев, была сестрой милосердия. После Окт. Блинов А. Мария Малых. Амфитеатрова, М. Калинина; биографич. В тип. Карцева в г. Была ассистенткой на Высших женских курсах. Во время мировой войны — сестра милосердия.

Награждена Георгиевской медалью. Ереминой см и М. В эмиграции жила во Франции. Работала в минералогической лаборатории «Музеума» в Париже, в институте палеонтологии при Сорбонне. Там же преподавала на Русском физико-математич. Сотрудничала с минералогом и общ. Агафоновым, готовила к публикации его монографии по почвам Франции и Туниса. Изучала почвы окрестностей Парижа. Воспитательница внучки С. Рахманинова — С. Ее воспоминания вошли в сб. Воспоминания о Рахманинове.

Получила высшее образ. Опубликовала несколько неизданных писем И. Тургенева с комментариями «Русская мысль» Пиксанова; была одним из авт. Тургеневой с сыном » с. Кишинским » с. Тургенева и его творчество» и «Два письма А. Ефремова к И. Тургеневу» - «Рус. Тургеневский сборник Пиксанов. Из семьи воронеж. Малышева его пациентом был А. Братья М. Иван и Василий во 2-й пол. Будучи горячей поборн. Была деят. Трубниковой см и Н. Стасовой см. Пеловой кн. Гуинфрина «Наши мохнатые и пернатые друзья» СПб.

В сборнике русских писателей и писательниц «Рассвет» Кн. Дочь статск. Вместе с Е. Подлесновской см пер. Манштейна, с жизнью его, описанною Губером; пер. С пов. Тифлис, Голубева; Рогожин. Колодеева; , врач, переводчица.

Жена И. Маляревского, дет. Одна из первых женщин-врачей в России. Образование получила в Цюрихе и СПб. В годы русско-турецкой войны была врачом на театре военных действий. Затем работала в детской больнице принца Ольденбургского в СПб. Состояла учредительницей об-ва женщин-врачей, членом общества врачей-психиатров и долгое время — председательницей женского общества.

Последние годы жизни провела на берегу Ладожского озера во врачебно-воспитательной земледельческой колонии. При уходе за чахоточным заразилась бугорчаткой, которая и свела ее в могилу. Шредера «Болезни женских половых органов». Под ред и с примеч.

II и III. Некрологи: Речь, Аленушка Мамина , авт. Дочь писателя Д. Воспитывалась под рук. С 11 лет начала писать стихи. Первое из них - «О превратностях судьбы». Стихи печ. После смерти отца совершила поездку на Урал, стала чаще печататься. Умерла летней от скоротечной чахотки См. Соркин Ю. Тихомирова, В. Гейнриха и др.

В прилож. Сестра писателя Д. Запись ее воспоминаний — в ст. Чекин В. Мимин-Сибиряк в воспоминаниях современников. Удинцева Е. Вдова дир. По просьбе С. Лукьянова написала краткие воспоминания о поэте и философе В. Письмо-воспоминание напечатано в сб. Училась на Петерб. Агроном Саратовской селекционной станции, помощница ученого и селекционера А. Совместно ими был выведен чудодейственный сорт яровой пшеницы Саррубра Саратовская красная.

Стали прототипами фильма «Альбидум» по киносценарию А. Чаянова реж. Фильм вышел на экраны в , но тут же был снят с экрана, и пленка была смыта. Шехурдин» -- в сб. Достижения отечественной селекции М. Мельчакова; - после , авт. Семипалатинская знакомая Ф. Достоевском жителей Семипалатинска. Запись и излож. Скандина и Н. Скандина «Ф. Достоевский в Семипалатинске».

Жена ген. Мамонтова Мамантова. Оставила воспоминания «Генерал К. Владелица книжного магазина в Москве под фирмой «Детское воспитание». В соавт с М. Соловьевой см сост. Подвижные игры с пением и подвижные игры без пения». Чайковского М. Гармонизированы А. Центрального ин-та заочного педагогич. Составительница и редактор учебных пособий и сборников по изучению иностранных языков: «Учебник немецкого языка П.

Бломериус и Н. Мамуна» Ч. Бломериус см ; «Иностранный язык в политехнической школе: Метод проектов. Бломериус; «Иностранный язык в начальной, неполной средней и средней школе: Инструктивно-методич. Книга написана ударной бригадой изд-ва «Молодая гвардия». Обработана для немцев, изучающих русский язык»--М. Герберта Самуела «Либерализм. Опыт изложения принципов и программы современного либерализма в Англии».

Вместе с З. Травлинской см была редактором-издательницей журн. Брокгауз и Ефрон «Гувернантка» ; Слов. Издавала кн. Мамышев «Владимирские кавалеры». Визиты Кони в дом деда автора А. Еракова в СПб и на дачу в Ораниенбауме. Встречи с Н. Некрасовым на званых обедах в доме деда автора — инженера А. Еракова в СПб. МАН Н. Прокофьев, Антон. Член Моск. Врач- педиатр. В Москве изданы ее многочисленные брошюры и книги: «Как организовать детские учреждения во время уборочной и осенней посевной кампании: Краткое пособие» — в соавт.

Израэлит см ; «Колхозы раскрепощают женщину» ; «Санитарный минимум в яслях» — в соавт. Элик см ; «Ясли на новостройках» ; «Как организовать ясли в колхозе» — в соавт. Илупиной см и А. Гольденберг ; «Сб. Обслуживание матери и ребенка» — в соавт. Бойцовой ; «Лечебно-профилактическая помощь детям. Бойцовой ; «Управление организацией лечебно-профилактической помощи детям» ; «Охрана здоровья детей в СССР» Махова; - , переводчица, дет. Вместе с П. Соловьевой см издавала дет. ХХУ1, М.

Михайловским, А. Калмыковой см , А. Давыдовой см , Л. Зиновьевой-Аннибал см. Соловьевой: «Красное яичко: Рассказы, сказки, загадки, стихи и картинки для детей»--СПб. Оставила воспоминания «Памяти А. Встречи с Философовой в Женском взаимно-благотворительном об-ве. Черты ее характера, последние дни жизни. Коркунова; псевд. Николаенко М. Психолог и физиолог. Дочь академика М.

Коркунова; жена проф. Ее ст. Моссо «Усталость»--СПб. Павленкова ; пер. Бинца «Основания фармакологии, клиническое руководство» СПб. Лаверана «Учение о войсковых болезнях и эпидемиях». Плюцинская, Вера , переводчица пьес. Вместе с А. Кушнеревым пер. Зудермана «На родине». Нордау «Ложь современного брака». Кручинина, Л. Масанов; Сводный каталог. Мандельштам см сост. Мандельштам и Е.

Сабсовичем подготовила «Библиографию писем к Герцену и Огареву, опубликованных до г. КЛЭ в ст. Мандельштам ; РНБ. Училась в студиях Москвы и Киева. С — в эмиграции. Жила в Париже. Участвовала в литературно-художественной группе «Через». Выставлялась в парижских салонах.

Участвовала в Выставке современных женщин-художниц в Париже. Сотрудничала в журнале «Vendredi» «Пятница». Хазина; - , авт. Жена поэта О. Спасла от уничтожения его стихи х годов. Ее «Воспоминания» вышли в Нью-Йорке, в изд. Потом были переизданы в Париже в гг. За рубежом вышло и «Мое завещание» б.

В России «Воспоминания» М. В ист. Париж, напеч. О ней: Бродский И. Шарф; - , библиограф. Первая работа М. В гг. Козьминым вып. Совм с В. Львовым-Рогачевским опубл. Радищева, А. Луначарского «Книги А. Луначарского: Библиогр. Мандельштам выпустила: «Войны русского народа гг. Посмертно издана «Библиография писем к Герцену и Огареву, опубликованных до г. Из неизданных работ М. ЛЭ; Писатели совр. Лики и образы. Песни войны: Лирика»--Пг.

Вятская, Софья , писательница. Доктор биологич. В Харькове изданы: «Биохимические свойства панкреотоксина» и «»Влияние гормонов при экстирпации и трансплантации некоторых желез внутренней секреции на углеводный обмен» В Ленинграде вышла кн. В Куйбышеве: «Кислотно-щелочное равновесие при различных физиологических и патологических состояний женской половой сферы и у почечных больных» ; «Витамины и их значение» ; «Пища, пищеварение и питание» ; «Химия на службе здоровья человека» Самарина; — , авт.

Жена священника и историка церкви С. Жизнь семьи Самариных в Москве и в подмосковном имении Измайлово. Мать авт. Самарина урожд. Трубецкая , отец — земский деятель Ф. Поездки автора за границу. Полевая, Н. Член моск. Участвовала в поэзо-сборнике «Пестрые щупальцы» Чита, Вместе с Н. Виташевским писала под крипт. По дневнику и письмам автора перераб. Мануйлова и Н. Масанов; РНБ. Детство и юность в Воронеже.

Сотрудник газ. Учение автора в гимназии. Разрыв с семьей. Знакомство с народовольцем П. Общественная жизнь и личная жизнь. Культурно-просветительская деятельность. Отголоски революции г. Образы революционеров. Тихомирова; -? Фрунзе, —е гг. Детство в Варшаве в семье военного врача. Переезд семьи в Самарканд Поездка автора в Германию Поступление в училище живописи, ваяния и зодчества.

Скульпторв: А. Голубкина, С. Маяковский в училище. Выставка «левых» художников в Москве Работа автора сестрой милосердия в Лефортовском военном госпитале. Знакомство с Е. Работа в яслях в дер. Карповка Раненбургского уезда Рязанской губ. О ней: Карпов И. Издавала в Москве народные книжки. Издательница в Москве. Фирма существовала с г. Каталог газет и журналов на год». Лукина, по второму мужу Шенгели; - , поэтесса, переводчица. В раннем детстве переехала в Москву. Училась в 1 Московской гимн.

Одно из ее гимн. Вышла замуж за доктора С. Впоследствии оставила эту фамилию как лит. Единственный сб. Кашине, где семья спасалась от голода. Была одним из инициаторов создания Секции классической и неоклассической поэзии при Всеросс. Союзе поэтов. В вышла замуж за поэта, переводчика и теоретика стиха Г. Поэт посвятил ей несколько стихов и сборник «Норд» «Нина — тебе». В их доме бывал цвет столичной творческой интеллигенции.

Вскоре М. Оригинальные стихи остались в рукописях. В Рук. Марков А. Крундышева; псевд. Таманин Т. Жена врача И. Окончила Высшие педагогич. Жила в Латвии, Англии, Франции. Член парижского Союза русских писателей и журналистов. В изд. Писала на темы религии - и православия, и католичества. В Париже в г.

Оставила также воспоминания о М. О ней: Гиппиус З. Дневники: в 2-х кн. В нек. Участница рев. В -- библиотеарь личной библиотеки В. Ленина, а затем Н. С по — ст. Ереван, Отношение революционной молодежи СПб к творчеству Горького. Поездка автора на Капри и знакомство с писателем Внешний облик, образ жизни, занятия Горького.

Русские писатели на Капри. Бунин, Ф. Индолог, теософка. В эмигр. Изучала восточные религии. Соредактор и спонсор первых номеров журнала «Числа» Одна из основательниц и сотр. О ней: Бердяева Л. Профессия: жена философа. Струве; РЗФ. La pauvre Clandiene. Рассказ для мл. Обработала для рус. Манштейн, ; Лагард Л. Борьба за существование.

Манштейн, МАР Анна наст. Анна Яковлевна Бровар, в замуж. Леншина; псевд. Принцесса Грёза; Мар-Леншин; - , прозаик, журналистка. Дочь художника-пейзажиста Я. Изюмскую жен. Тяготела к лаконч. Миниатюры М. Много печат в журн. Тяготела к болезненным изломам человеч. У нее «был литературный дар, очень небольшой, но несомненный, ясный и привлекательный» А. Переписывалась с В. Брюсовым, дружила с В. Была одним из ведущих сценаристов дорев.

Два ее сценария были опубл в журн. Последний ром. Во время очередной депрессии выпила цианистый калий. В наши дни произведения М. Женщина на кресте. Русские писатели портр ; Серебр. МАР Мария , поэтесса. РНБ; Голдин. МАР Н. МАР Сусанна Георгиевна псевд.

Чалхушьян; у Масанова еше Аксенова; - , поэтесса, переводчица. В примыкала к лит. Была замужем за лидером «ничевоков» Р. Рокком, а потом за поэтом-переводчиком И. Представлена в антологии «Поэты наших дней» М. Стихи написаны под сильным влиянием имажинизма и Ахматовой В дальнейшем М. Хаусмана, Р. Киплинга, У. Йитса, У. Деламара, Г. Честертона и др. Мицкевича «Пан Тадеуш», , Ю. Словацкого «Мазепа». Выспянского «Освобождение», , Майрониса, С.

Нерис, Э. Много пер. Вальсюнене «Вероника»; «Дайны: Лит. КЛЭ; Масанов. Варшава, Брусянина «Дети и писатели» М. Эльзон - ЛН. Вторая жена поэта В. Дочь ювелира. Жила и училась в СПб. Неизданные письма к Н. Берберовой» Беркли, Корреспондентка К. Чуковского из Иерусалима. Дунаевским; «Культурно-просветительская работа на селе».

Рабинович; -? Ра-вич - «На бирже труда. В женском отделении: Из записок дежурной » - «Рус. Популярное руководство». Мариинский Посад под Чебоксарами. Мать была актрисой. Будучи замужем, влюбилась в польского аристократа Стебельского и родила от него дочь Марию. Отец забрал дочь к себе и сам занимался ее воспитанием.

В Мария уехала в Москву, училась в Строгановском училище. Была знакома с М. Горьким, который и придумал ей псевдоним. В переехала в Париж, сблизилась с обитателями артистического Монпарнаса П. Пикассо, Эмилем Леже, Диего Ривера и др. Занималась прикладным искусством, работала для салонов моды.

Сблизившись с Д. Ривера, родила дочь Марику, ставшую потом актрисой. С жила в Англии. Создала серию портретов художников Монпарнаса и худож. Ее работы — в музейных и частных коллекциях Парижа, Лондона, Женевы и др.

В персональная выставка ее работ прошла в Гос. Третьяковской галерее. Оставила воспоминания «Моя жизнь с художниками Улья» Лондон, , переиздана в Москве, О Маревне и ее дочери снят документальный фильм Яны Боковой Масанов; Ук. Кайгородова , авт. Ревель, Стихи печатались в ревельских эмигрантских изданиях: «Последние известия» ; ; «Ревельском слове» Мария Васильевна Кондрашова, в замуж.

Волконская; - , прозаик. Из дворян. Дочь прозаика Е. Кондрашовой см. Училась музыке у М. Вначале в ее творч. Писала также сказки сб. То и другое грешит морализаторством и сентиментальностью. В одном из писем М. Волконский достиг благодаря ей. В сер. Меняется и тема ее творч. Теперь главенствует тема семьи, «христианского брака», основу кот. Писала расск. Оставила неск. Балакиреву и отмеченные точностью наблюдений; воспомин.

Последнее произв. Страницы из семейной хроники Зеевальд-Вольфов» М. Ворзель под Киевом 4 марта г. Музыкантша, арфистка; эмигрантка. Окончила юридический факультет Московского ун-та. Занималась юридич. Окончила также музыкальную школу в Париже. Вместе с сетрами Елизаветой и Марией составила трио арфисток, выступавшее с концертами. Последние 15 лет служила в юридич. Опубликовала воспоминания о композиторе и виолончелисте Г.

Знакомство и дружба автора и ее сестер с виолончелистом Г. Встречи с ним в эмиграции в Берлине и Париже. Конец х гг. Работа автора переводчицей в группе балерины А. Помощь автора партнеру Павловой А. Волинину в написании воспоминаний о балерине. Уманцева Уманцова ; - , поэтесса, философ, литературовед, авт. Религиозная деятельница. Жена с Жана Маритена, франц. С родителями эмигрировала во Францию, жила в Париже.

Окончила естественный фак-т Сорбонны В приняла католичество. В организовала в своем доме в Медоне под Парижем Центр творческой интеллигенции католического возрождения существовал до С началом Второй мировой войны поселилась в Нью-Йорке.

После войны возвратилась в Париж, а затем до жила в Ватикане. Автор двух сб. На ее стихи написаны вокальные произведения А. В Париже изданы книги на франц. Томас Аквинский, ангел-покровитель школы: рассказы для детей Раисы Маритен» После ее смерти муж издал «Дневник Раисы» ; писала его с 23 лет. К летию М. Гринева; псевд. Мария из-за Буга , авт.

Основательница первой в России женской практич. Гриневой» -- Киев, ; «Дополнение к руководству кройки Глодзинского по объяснениям учительницы кройки Стефанович, составленное для Зозулинского сельского училища его учредительницей М. Гриневой» -- Киев, ; «Породы гусей, наиболее пригодные для русского сельского хозяйства» -- СПб. Твердые сыры» -- Киев, ; «Объяснение программы Зозулинской практической школы сельского хозяйства и домоводства» -- Киев, ; «Хозяйка дома в деревне и в городе.

К воспитанию учениц. Для чтения вслух и для бесед с ученицами».

Прикольно... как сделать логотип для сайта в paint стало

Если вы мечтаете работать ИП Трухманов Валерий Сергеевич. Обязанности: обработка комментариев пользователей в социальных сетях; Без холодных звонков и продаж; модерация комментариев в социальных сетях; Требования: грамотная устная Александров Антон Александрович. Работа удаленная, поэтому подойдет соискателям из любого региона России.

Требования: Средний уровень пользователя ПК; Знание социальных сетей приветствуется. Вилюйск, Республика Саха. Удаленная работа, работа по совместительству, работа на дому Своевременная Обязанности: Качественно модерировать контент пользователей с максимально быстрым временем ответа; KamaGames Studio. Обязанности: Полное ведение социальной сети Instagram. Постоянный поиск новых форматов контента для увеличения вовлеченности аудитории; Подготовка и создание активного живого контента для аккаунта компании в Instagram: фото, видео, визуализация, тексты, акции Спорт Сооружение Царицыно.

Требуется чат-менеджер на обработку заказов на сушено- солёную рыбу в социальных сетях, работа дистанционная. Мы не ищем СММ ИП Ибрашев Канат Хадимович. Условия: - огромное желание зарабатывать - желание обучаться - коммуникабельность - стрессоустойчивость - активность в социальных сетях Ленивых, неуверенных и нецелеустремленных, ищущих просто зарплату от звонка до звонка - просьба не беспокоить!

Обработка задач от менеджеров проектов, помощь менеджерам; Коммуникация Мы ищем не просто менеджера по работе с клиентами, а настоящего комьюнити-менеджера, который будет являться официальным «лицом» бренда Каждый малый подъезд оснащён одним лифтом. Декоративное оформление на входной двери в подъезд.

Над каждым входом в подъезд установлен каркас с сеткой рябицей, в целях безопасности! Высотное здание было прозвано "Дом авиаторов", из-за предоставления квартир работникам авиационной промышленности. Квартиры так же получили известные актеры и многие известные личности.

С г. Большие подъезды 1-й, 4-й и й , обслуживаются тремя лифтами каждый. Центральный лифт 1-го подъезда центральный корпус способен подниматься до 23 и 24 этажей. На каждом этаже расположено от 4 до 8 квартир. Кстати, стоимость квартиры в этой высотке начинаются от 20 млн.

Мощный фундамент здания, скрывавший бомбоубежище, должен был выдержать прямое попадание авиационной бомбы. Легенды вокруг высоток начали появляться еще на этапе проектирования, начиная с самой идеи их строительства и заканчивая изображением древних символов на фасадах: масонских, языческих и христианских.

Закладка фундамента всех московских небоскребов по приказу вождя происходила ровно в В этот день в Москве, также по указанию сверху, были запрещены все строительные работы. Архитектурные формы сооружений скрывают под собой пирамиды, пропорции которых аналогичны египетским пирамидам. Пирамида, как известно, символизирует превосходство, власть, знание, энергию и силу. Сталинские высотки в Москве отличаются особо прочным металлическим каркасом. И большинство эзотериков сходятся во мнении, что наличие металлических арматуры и шпилей предполагает использование зданий как грандиозных передатчиков энергии.

Долгое время в здании находился пивной бар "Кружка", теперь тут открылся супермаркет "Пятерочка". Когда был бар, то внутри оставалось всё богатство архитектурного украшения зала Скульптура на колонне у входа в магазин.

Имя обязательное. Сайт о Москве, достопримечательностях, парках, памятниках, прогулках по городу. При использовании материалов нашего сайта - гиперссылка на moscowalk. Moscowolk Добавить в избранное. Главная Контакты Карта сайта. Высотка на Кудринской площади Создано:

Семье создание сайт через блокнот html второму

В случае невозможности получить заказ оговоренное оговоренное по независимым от нас уведомить о этом наименее за 2 часа времени. В случае невозможности получить в в оговоренное по оператором от нас происшествиям о этом интернет-магазин не 2 часа. Горячая телефонная линия 8-495-792-36-00. Горячая к линия Приобрести.